Экскурсионное бюро

тел.: 095 774 03 42
тел.: 098 460 36 12

Киевское историко-краеведческое объединение «КЛИО»

тел.: 044 221 36 13
тел.: 098 460 36 12

 

Врубель

ВрубельЕсть имена, которые навсегда останутся тайной, величиной непознанного пространства, которое открывается только избранным. Таким именем, таким явлением в живописи,  в культурном наследии конца 19 - начале 20 века стал Михаил Александрович Врубель.

 

     Невероятно, но очень долго для широкой публики его произведения были неизвестны. Уравновешенный, сбалансированный художественный мир, уходящего 19 столетия, предлагал зрителю картины с сюжетной компановкой привычного плана, эстетическая мысль которых группировалась в рамках критического реализма. Реализм, народность литературы и искусства были объединены борьбой за преобразование жизни. Критик А. Добролюбов писал: "О значении и таланте писателя или художника следует судить по тому, как широко он охватывает различные стороны жизни, сколь глубоко раскрывает сущность изображаемого явления". Композиторы, писатели, художники,  проповедывая идеи борьбы за самобытность, объединялись в кружки, союзы, подобно кружку М. Балакирева,  вошедший в историю под названием "Могучей кучки". Это было время взаимовыгодных коалиций, сам порядок идей не предполагал работать в противовес общепринятым программам. " Прекрасное - есть жизнь, прекрасно есть то существо, в котором мы видим жизнь такою, какова она должна быть по нашим понятиям" - главный тезис Чернышевского, сегодня уже забытого писателя. Но от "мы" до "я" - дистанция огромная и каковы параметры красоты " обобщенного" вкуса? Осознать собственную, а не коллективную ответственность - поступок по силе не каждому. Двигаться против течения - значит заведомо знать, что становишься объектом всеобщей, коллективной критики. С одной стороны академисты с другой сторонники художественно - демократического направления - все это составляло вкусовые пристрастия последней четверти 19 века. Именно эта "среда" оценивала каждый шаг Врубеля. 

 

Автопортрет Врубеля, 1905г.М. Врубель, 1900г.Автопортрет Врубеля

    Киеву выпадет неслыханная удача - стать 1-й серьезной школой реализации идей и эстетических представлений Михаила Врубеля. В наш город художник приедет весной 1881 года по приглашению искусствоведа Андриана Прахова, так и не успев закончить Академию. Ему - 25 лет.

 

    К сожалению, масштабной реализации планов в Киеве не случилось. Многое из работ мастера в Украине было утрачено или уничтожено самим художником, но уже тогда  абсолютно уверенным был шаг гения по пути дарованного таланта. Он стал сенсацией своего времени, он остается событием метафизического масштаба сегодня, его имя в будущем будет оставаться определением гениальности. Невероятно, но благодаря Врубелю можно представить «объем» Божественного в человеке, заглянуть в «лабораторный» структурный мир мастера, где каждый мазок кисти становится сюжетом. Киевские работы, которые позволяют нам раскрывать художественное пространство Врубеля немногочисленны. Но разве количеством измеряется талант? Кирилловская церковь, Владимирский собор - основные «зрительные» пункты в тематических экскурсиях о мастере. Школа Мурашко, квартира Праховых - сюжетная линия стандартна и отработана, но за каждым адресом - события, которые меняли представления о привычном вкусе, были революцией в воззрении о красоте, о борьбе добра и зла в душах смертных и «бессмертных» жителей планеты Михаила Александровича.

 

    С 3-го курса Врубель занимается в мастерской Павла Чистякова, который обучает сознательному аналитическому подходу к рисованию с натуры. Павел Петрович настаивает на первостепенном значении рисунка в живописи, говоря : «Рисунок - мужская часть, мужчина, живопись – женщина».

 

    Когда знакомишься с работами художника - ни на минуту не оставляет ощущение тайны, задаешься вопросом -  как можно изломанностью, криволинейностью,  рубленным нервным мазком создать гармонию, завершенность мысли, казалось бы только намеченной и даже непроговоренной. Только гений, влюбленный в мир, созданный Творцом, мог в мгновенье черно - белое изображение «сделать»  цветным по зрительскому восприятию. Кусок старинной украинской парчи, приобретенный Праховым, мог так заинтересовать художника, что в коллекции его работ появился «Портрет мужчины в старинном костюме», который в народе именуют «Иваном Грозным». Воссоздав орнамент, Врубель подклеил полоску бумаги и дорисовал лицо И. Терещенко. Из только намеченного пространства проступают цветы, которые создают фон богатого мужского костюма,  и нет никакой возможности оторвать глаз от лица, вернее только части прописанного лица. Человек напротив  пристально вглядывается в тебя, как- будто изучает, оценивает то, что изображено напротив него самого. 

 

Девочка на фоне персидского ковраПортрет мужчины в старинном костюме (И.Н.Терещенко). 1886

Вот «Девочка на фоне персидского ковра», что кроется за этой картиной - влюбленность в Византию, в венецианское кватроченто, когда мир, полный творческой свободы, смелых утверждение преклоняется перед человеческой индивидуальностью. 15 век - эпоха интеллектуалов, когда все контролируется разумом - близка Врубелю с его превалирующими чувствами над доводами рассудка. Михаил Александрович великолепный сценограф своих творений. 16 - летняя Маша Дахнович, старшая дочь владельца центрального киевского ломбарда стала маленькой восточной принцессой. Сегодня на пересечении Крещатика и ул. Богдана Хмельницкого (в прошлом Фундуклеевской) центральный универсальный магазин, а 100 лет назад размещался ломбард, куда часто заглядывал художник, делая зарисовки антиквариата или закладывал личные вещи, когда так необходимы были деньги. Из письма к сестре Анне: «Я теперь пишу очень красивый этюд с девочки на фоне бархатного ковра - вот твои  20 рублей и помогут мне его окончить спокойно; вероятно, удастся его продать рублей за 200 - 300.» Но ростовщик Дахнович так и не расплатился с Врубелем за портрет дочери. Художник трижды выставлял картину на аукцион, пока ее не купил меценат И. Терещенко. Восточная история получилась достаточно печальной. Что мы видим. Мастер, создавая фоновое декоративное богатство, гранит его вертикальными линиями складок персидского ковра, который обрамляет героиню. Ее фигурка так многослойно, так сложно украшена, что сама по себе является сокровищем, которое только на несколько мгновений показано зрителю и этот момент художник смог зафиксировать. Пройдет минута и богатое обрамление поглотит безмолвную фигурку, которая лишь пассивный участник восточной сказки. Скрещенные руки подчеркивают безучастность героини к любому решению судьбы - она давно стала только частью декора. 

 

    Киевский период оказался кратким, но важным в жизни гения. Здесь Врубель нашел свой особый монументальный стиль и художественное решение образов. В прошлом останется увлечение женой Адриана Прахова - Эмилией Львовной (ее образ художник обессмертил в лике Богоматери в Кирилловской церкви), неустроенность жизни, попытки договориться с самим собой - все это четко выстраивало необходимость отъезда из Киева. Осенью 1889 года художник переехал в Москву, где знакомится с меценатом Саввой Мамонтовым, который буквально «завалил» его заказами. В частной опере Мамонтова Михаил Александрович встретил свою будущую супругу - талантливую певицу Надежду Забелу ( выпускницу Киевского института благородных девиц, который она окончила в 1883 году с большой серебряной медалью ).

 

Забела-Врубель , 1905гЗабела-ВрубельПортрет жены

    Киев - это шаг навстречу боли и безысходности, которая уже никогда не выпустит из своих объятий мир мастера. Смерть сына, душевная болезнь -  усугубили личную драму Михаила Александровича. Однажды художник сказал жене: « Я, наверное, с Кирилловского начал, я в нем же и закончу» (в монастыре размещалась больница для душевнобольных ). Позже, как последнее жизненное испытание для художника, наступит слепота. 14 апреля 1910 года 54- летнего Михаила Врубеля не стало. Надежда Забела-Врубель запишет в дневнике: « Сегодня тепло совсем, весна уже чувствуется на кладбище. Священник из Новодевичьего монастыря сказал: «Художник Михаил Александрович Врубель, я верю, что Бог простит тебе все грехи, так как ты был работником.» Потом говорил Блок. Его речь длинная, красивая, похожая, может быть, на картины Врубеля. Он сказал, что покойного лично не знал, что рассказы о нем точно сказки, что он слышал, будто Врубель 40 раз переписывал Демона, и один раз лицо вышло неописуемой красоты. Что Врубель - гений, который видел то, чего никто не видит».

                            Как тяжело ходить среди людей

                            И притворяться непогибшим,

                            И об игре трагических страстей

                            Повестовать еще не жившим. 

                            И, вглядываясь в свой ночной кошмар,

                            Строй находить в нестройном вихре чувства,

                            Чтобы по бледным заревам искусства

                            Узнали жизни гибельный пожар.

                                                           А. Блок


,